Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

мост

(no subject)

Итак, на платформе "Активный гражданин" началось голосование об установке памятника на Лубянской площади:
1 вариант - великий русский князь, полководец и святой Александр Невский;
2 вариант - революционер, троцкист и чекист Феликс Дзержинский
Эти фигуры настолько не сопоставимы, что сам факт их упоминания в одном контексте выглядит абсурдным. Но раз уж москвичи в 2021 году поставлены перед таким выбором – наш долг его сделать.

Голосуем ЗА Александра Невского - великого русского князя и полководца, отца первого московского князя Даниила и прародителя московской княжеской династии! воплощение образа защитника нашего Отечества со времен Невской битвы и Ледового побоища - до времен Великой Отечественной Войны! великого русского святого, сохранившего православие на Руси и канонизированного Церковью еще на Московском Соборе 1547 года! того деятеля русской истории, который объединяет всех, кто любит Россию, а не раскалывает их на несколько непримиримых лагерей! который не случайно в 2008 году стал «Именем России» и 800-летие которого вся Россия и Русская Православная Церковь отмечает именно в нынешнем 2021 году!
Также голосование идет на сайте "Москва-24"

в пути

С воссоединением Западноевропейской Архипископии и Русской Православной Церкви!


Так произошло окончательное преодоление вынужденного церковного разделения, вызванного трагическими революционными событиями XX века! И логически завершилось дело митрополита Евлогия (Георгиевского), который сам подчеркивал временность перехода своей Западноевропейской Архиепископии под Фанар, и который в 1945 году обратился с просьбой о возвращении вместе со всеми приходами в юрисдикцию Московского Патриархата!

Получилось так, что именно Фанар своей неадекватной и антиканоничной политикой сделал все возможное, чтобы приходы Западноевропейского экзархата пошли на этот шаг, оказавшись перед выбором раствориться в греческой епархии - или сохраниться как русский экзархат, отказаться от своей истории, устава, традиций - или сохранить их, пребывать в евхаристическом общении с украинскими раскольниками – или со своей Русской Церковью-Матерью.

Но, вместе с тем, огромные изменения происходили и внутри самих западноевропейских приходов русской традиции, где на протяжении уже 15 лет существовало целое общественное движение «OLTR», объединявшее представителей всех ветвей русской церковной эмиграции и стремившееся к их воссоединению с Русской Православной Церковью! Огромное спасибо Regis Petel, Nikita Krivocheine и всем его представителям за их стойкость и многолетний труд!

Поздравляю Россию и, отныне, единую Русскую Православную Церковь с воссоединением и с днем памяти святого преподобного Сергия Радонежского - собирателя русских земель!


И рекомендую посвященный этому событию выпуск передачи телеканала СПАС «До самой сути» под названием «Теперь мы вместе?»:


Судьба Дмитровского священника


Макарий Васильевич Васильев (1879 — декабрь 1943) родился в деревне Сысоево Порховского уезда Сырковского сельсовета Ленинградской области (ныне Псковская область).

Около 1900 года Макарий Васильев женился на Ирине. В семье Васильевых было 8 детей: старшая дочь Татьяна (1902 г. р.; впоследствии приняла иноческий постриг с именем Трифена), сыновья Конон, Петр, Иван, Аверкий, дочери Ксения, Анна (1923 г. р.) и сын Александр (1926 г. р.).

С 1914 по 1917 г. Макарий Васильев служил рядовым в 378 пешей дружине [1]. 8 сентября (26 августа ст. ст.) 1920 года Макарий был рукоположен во священника епископом Петроградско-Тверским Геронтием (Лакомкиным). Служил о. Макарий в храме в деревне Сысоево.

Согласно архивным документам, до 1929 года хозяйство Васильевых было следующим: "1 дом, 1 двор, 1 сарай, 1 рига, 1 гумно, 1 амбар, 1 баня, 1 лошадь, 2 коровы, 2 овцы, земли 15 десятин, 1 молотилка с конным привозом, 1 мялка, простые плуги и бороны" [2].
В 1924 году о. Макарий был лишен избирательных прав, как священнослужитель, а в 1929 году раскулачен.

В 1930 году о. Макарий был переведен на служение в деревню Дмитрово Петровского сельсовета Погорельского района Калининской области (ныне Зубцовский район Тверской области) к старообрядческому храму во имя преподобного Сергия Радонежского. Семья священника поселилась в церковном доме, который располагался напротив церкви, через дорогу.

Младшая дочь священника, Анна Макаровна Вигдорчик, вспоминает: "Здесь была деревянная церковь, неплохой дом, но не было ни клочка земли, и жили мы на то, что кто принесет. Папа еще за небольшие приношения, а то и просто так чинил часы, сбивал бочки под огурцы и капусту, а то и помогал крыть крыши. Папа был очень мастеровитым. Он сделал большие часы-куранты, которые висели над председательским домом и били".
С ранних лет дети о. Макария наравне со взрослыми участвовали в богослужениях. Через несколько лет от болезни умер сын священника — чтец Петр. В 1930-е годы был закрыт монастырь, где подвизалась старшая дочь священника — инокиня Трифена, после чего она приехала в Дмитрово.

Арест

21 ноября 1937 года, в день праздника Собора архангела Михаила, за о. Макарием приехал «черный ворон». В доме Васильевых сотрудниками НКВД был проведен обыск, о. Макария арестовали. После ареста священника его семью сельсовет выселил из церковного дома, и ей пришлось скитаться по окрестным деревням. Вероятно, о. Макарий был арестован по доносу недоброжелателя. Потом семья священника приехала к старшему сыну Конону, который отбывал наказание на поселении в Казахстане. В 1934 году он был осужден Тройкой ОГПУ по ст. 58 п. 10. Другой сын священника — Иван проживал на родине, в деревне Сысоево.

22 ноября состоялся допрос о. Макария, который проводил помощник оперуполномоченного Погорельского Р/О НКВД В. Модестов. Священник обвинялся в том, что собирал средства на ремонт Сергиевской церкви, тем самым укрепляя положение религии в СССР. Затем В. Модестов выдвинул обвинение в том, что о. Макарий выдвигал свою кандидатуру в Верховную власть. Нелепость предъявленных обвинений выходит за все рамки. Кроме того, о. Макария обвиняли в срыве сельхоз работ в колхозе в связи с религиозным праздником:
"Вопрос: В сентябре м-це с/г по вашей вине была сорвана с/х работа в колхозе в связи празднованием религиозного праздника и Вы подговорили колхозников на работу не выходить.
Ответ: Виновным себя не признаю я никому не говорил чтобы на работу не выходить, но церковное служение в церкви в этот праздник проводил. И кто не вышел в тот день на работу то я считаю по своему желанию, но не по моему совету. М. Васильев
" [3].
С момента ареста о. Макарий содержался в тюрьме г. Зубцова [4].


Справка из архивно-следственного дела № 2480-с

Обвинение

Вскоре было готово обвинительное заключение: «1937 года ноября 22 дня. Я Пом. Опер. Уполномоченный УГБ Погорельского РО УНКВД КО Модестов, сего числа рассмотрев следственное дело на Васильева Макария Васильевича 1879 года рождения, уроженец Ленинградской области Дедовичский район Сырковского сельсовета д. Сысоево, по соц. происхождению кулак, с 1920 года священник. В 1924 года и после лишенного избирательных прав гражданства. В настоящее время арестованного Погорельским РО УНКВД КО, проживающий д. Дмитрово Петровского сельсовета Погорельского района КО, служитель религиозного культа. В целях пресечения его к-р деятельности Васильев М. В. арестован и привлечен к уголовной ответственности по ст. 58 п. 10 УК РСФСР. Произведенным предварительным следствием установлено: Васильев М. В. исполняя должность священника систематически проводил а-с и к-р агитацию среди верующих и особенно в а-с духе руководил своей церковной двадцатки, чтобы воспрепятствовать успешности реализации займа. Васильевым был выпущен свой займ на укрепление церкви и религии. В период подготовительной работы по перевыборам Верховного совета Васильев возглавил свою двадцатку, подготовив отдельных членов ее выступить на собрании против выдвинутых кандидатуры в Совет, с заменой ее на попа Васильева. Кроме того Васильев систематически проводил агитацию о якобы нерентабельной колхозной жизни и убеждал колхозников выходить из колхозов. Одновременно проповедуя о неизбежности гибели Сов. власти. Вопрос о конституции Васильев систематически критиковал и чтобы свою ненависть к Сов. власти предтворить на практике в жизнь, старался убедить колхозников в религиозные праздники не ходить на работу. На основании выше-изложенного постановил: Следственное дело по обвинению Васильева считать законченным и направить на рассмотрение Тройки УНКВД КО» [5].

Приговор, гибель в заключении

25 ноября 1937 года дело по обвинению Васильева Макария Васильевича рассматривала Тройка УНКВД Калининской области. Иерея Макария постановили заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на десять лет, считая срок с 20.XI.37 года [6].


Выписка из протокола Тройки УНКВД Калининской области. Архивно-следственное дело № 2480-с

О. Макарий был отправлен в исправительно–трудовой лагерь в Карелии, затем был переведен в республику Коми. При возможности священник писал семье письма. В последнем письме он сообщал родным о том, что болен. В декабре 1943 года о. Макарий умер.

Вначале он работал на лесоповале в Карелии, на Усть-Илимском озере, в лагере особого режима. Потом, когда началась война, его перевели в республику Коми, где он умер в 1943 году.

Послесловие


Поклонный крест на месте Сергиевского храма в деревне Дмитрово Зубцовского района Тверской области

В 1989 году Макарий Васильев был реабилитирован прокуратурой Калининской области. Дочь о. Макария — Анна Макаровна Вигдорчик (12 февраля 1923 — 31 июля 2014) оставила воспоминания о трудной юности дочери «врага народа», учебе в медицинском училище, начале войны, фронтовых буднях и встрече с будущим мужем.

2008 году старообрядческая Покровская община г. Ржева установила памятный крест на предполагаемом месте Сергиевского храма в деревне Дмитрово.

Материал подготовила Марина Волоскова. Фотография иерея Макария Васильева взята из книги «Пути Русской Голгофы».

http://ruvera.ru/people/iereiy_makariiy_vasilev
#

РПЦ: возвращение останков Романовых из КНР обсуждают в правительстве

В ходе круглого стола к 1000-летию памяти князя Владимира был представлен проект "Уральская Голгофа" (Екатеринбург) по возвращению в Россию останков великих князей, предположительно захороненных в Пекине. Проект реализуется при участии Российского дворянского собрания, его екатеринбургского отделения.

Вопрос возвращения на Родину останков великих князей — членов царской династии Романовых, расстрелянных в 1918 году в Алапаевске и предположительно захороненных в Пекине, обсуждается в профильной правительственной комиссии, сообщил в среду в ходе круглого стола в Общественной палате РФ глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.

Великий князь Сергей Михайлович, трое сыновей великого князя Константина Константиновича (Иоанн, Константин и Игорь), сын великого князя Павла Александровича Владимир Палей были сброшены живыми в шахту под Алапаевском в июле 1918 года. Их останки были вывезены затем через Читу в Китай отступающими частями белогвардейской армии. Русской зарубежной церковью эти представители дома Романовых были причислены к лику святых. В Московском патриархате ранее сообщали, что существуют две версии захоронения "алапаевских мучеников" — в российском посольстве в Пекине (бывшей Российской духовной миссии) и на бывшем русском кладбище, где теперь находится городской парк.

В ходе круглого стола к 1000-летию памяти князя Владимира был представлен проект "Уральская Голгофа" (Екатеринбург) по возвращению в Россию останков великих князей, предположительно захороненных в Пекине. Проект реализуется при участии Российского дворянского собрания, его екатеринбургского отделения.
"Сейчас в Пекине там парк для игры в гольф, а раньше была церковь Серафима Саровского. В связи с политическими событиями это все было снесено и стало частью парка, где и находятся под землей наши князья, верные слуги отечества, участники Первой мировой войны. Смысл проекта заключается в том, чтобы вернуть из Китая в Россию наших сыновей", — рассказала руководитель проекта "Уральская Голгофа" Тамара Воронина.

Чаплин заявил, что "привлечение общественного внимания к этой теме очень полезно". "Это тема известная, мы ее обсуждаем, в том числе с аппаратом правительства, с правительственной комиссией, которая сейчас исследует вопросы об идентификации предполагаемых царских останков. Есть определенные подвижки со стороны министерства иностранных дел России", — сказал представитель Русской церкви.
В то же время он добавил, что "пока остается тайной, находятся ли, и если находятся, то где, эти останки в Китае".

Генеральная прокуратура России в июне 2009 года посмертно реабилитировала всех убитых под Алапаевском.

РИА
#

Кто заткнул рот Синоду в 1917 году?

Оригинал взят у volodihin в Кто заткнул рот Синоду в 1917 году?
Вот несколько более сдержанная (за счет редакционной правки) версия статьи в журнале "Фома":
http://foma.ru/strusila-li-tserkov-v-1917-godu.html

А вот изначальный вариант, чуть пожестче:

В ноябрьском выпуске «Фомы» вышло интервью с историком Ф.А. Гайдой о судьбе Русской церкви после февраля 1917 года.

В главном тезисе Ф.А. Гайда прав. Он говорит: «Никто из Синода не вступился прямо за монархию».

Это исторический факт. Действительно, Синод после Февральского переворота не предпринял какого-либо публичного заявления в пользу Николая II или хотя бы в пользу монархического государственного строя. Тут и спорить не о чем.

Но кода уважаемый специалист начинает объяснять, по каким причинам не состоялось подобного рода заявлений, его комментарии выглядят несколько торопливыми, если не сказать, небрежными. В науке идут дискуссии по целому ряду ключевых вопросов, связанных с судьбами Русской церкви в 1917 году. Во многих случаях среда историков еще не пришла к однозначному мнению по той или иной проблеме. А высказывания Ф.А. Гайды оставляют впечатление совершенно иного рода: словно всё прояснено, и трагедия Церкви в тот бешено-революционный год залита светом определенности.

Хотелось бы исправить это впечатление хотя бы отчасти. Думается, правильным будет на месте четких ответов оставить зияющие, драматические вопросы, поскольку в научной среде четких ответов пока нет.

СТАВЛЕННИКИ РАСПУТИНА?

Итак, важный тезис Ф.А. Гайды: «Синод и до, и после Февральской революции находился в очень сложной ситуации. В эти годы члены Синода т епископат в целом имели стойкую репутацию ставленников Распутина. К 1917 году в общественных кругах существовало очень устойчивое представление о том, что Распутин через императрицу действует на императора и управляет им как хочет. А император назначает подсказанные им кандидатуры, в том числе и в Синод».

Если так, если члены Синода чувствуют за собой тяжелую моральную вину за восхождение на самый верх церковной иерархии по мановению руки некоего странного «старца», а не за действительные духовные заслуги, стало быть, они принуждены молчать, ибо уста их запечатаны угрызениями совести.

Но так ли это в действительности?

Совсем не так.

Газеты, поставленные под контроль неистовыми бунтовскими силами, могли писать о Синоде что угодно. А правда легко открывается тому, кто взглянет на Список членов Синода, пребывающих там в начале 1917 года.

И что же?

Влиятельнейшие синодальные фигуры вошли в состав сего богоспасаемого учреждения задолго до того, как на политической арене появился Распутин или же являлись его противниками.

Вот, например, «первоприсутствующий» в Синоде митрополит Киевский Владимир (Богоявленский). В Синод он вошел в 1892 году, еще при Александре III, а вовсе не благодаря какой-то там протекции «старца». Более того, он активно противостоял влиянию Распутина. И если у владыки Владимира хватило смелости выступить против самого Распутина, разве какая-то газетная блажь, связывавшая Синод с распутинщиной, закрыла бы ему рот по каким-то нравственным или политическим соображениям?

А вот владыка Харьковский Антоний (Храповицкий). Его назначили в Синод уже при Распутине. Но этот архиерей составил себе заслуженную репутацию прямого и явного противника «старца». Биография его хорошо изучена. О нем вышло множество книг и статей. Факты самым очевидным образом говорят о том, что этот человек вообще никого не боялся, кроме Бога.

Если же говорить о епископате в целом, а не только о Синоде, то русские архиереи высказывались за сохранение монархии, притом делали это публично.

Так, например, епископ Пермской и Кунгурский Андроник (Никольский) в марте 1917 года (т.е. сразу после сведения Николая II с престола) опубликовал заявление «Ко всем русским православным христианам», а также выступил перед паствой в кафедральном соборе. Среди прочего он сказал: в России – «междуцарствие». Временному правительству, как высшему, на данный момент органу государственного управления, следует оказывать послушание, но при этом надо молить Бога, чтобы Он не оставил Россию надолго без Царя. «Да поможет Он нам, -- писал владыка Пермской, – как триста лет назад нашим предкам, всем единодушно и воодушевленно получить родного Царя от Него, Всеблагого Промыслителя».

В падении прежнего царя епископ обвинил бесчестных царских слуг и советников. К этому остается добавить, что епископ Андроник являлся последовательным врагом Распутин, и ему, разумеется, никакая газетная клевета не мешала высказаться, как он считал нужным.

ОСОЗНАВАЛИ СВОЕ БЕССИЛИЕ?

         Следующий тезис Ф.А. Гайды: «Синод понимал, что его реальные возможности влиять на общественные настроения практически сведены к нулю. Никакие его шаги и заявления ничего не смогли бы изменить».

         Как же так – весь Синод «понимал», а епископ Пермской «не понимал»?

         Или, может быть, нечто иное мешало Синоду высказаться прямо и открыто?

         Думается, два обстоятельства влияли на членов Синода.

Первое из них тривиально: синодальные архиереи подверглись энергичному давлению со стороны обер-прокурора, В.Н. Львова. Тот вел себя как диктатор, изо всех сил стараясь «реформировать» Церковь и сделать из нее послушное орудие нового правящего круга. А для этого Львов пошел по пути «чистки» епископата от «реакционеров». Неугодных архиереев выбрасывали с кафедр, притом нередко увольнение происходило с тяжелыми нарушениями канонического права.

         14 апреля Временное правительство просто «освободило от обязанностей» весь старый Синод, кроме архиепископа Финляндского Сергия. Умные, независимые старики оказались неугодными. Ершисты! Перечат. Хорошо же, назначим новых, авось эти будут сговорчивее.

         Так оказался за пределами Синода тот же митрополит Антоний. Две недели спустя его вышибли с кафедры и отправили «на покой» в Валаамский монастырь. Владыка Антоний деятельно покровительствовал монархистам. Такую фигуру Временное правительство оставить при власти не могло.

         На епископа Андроника оказали давление и сверху – тот же неугомонный Львов – и снизу, со стороны местного совета. Он едва не лишился места.

         Ф.А. Гайда пишет о 17 архиереях, согнанных в ту пору с кафедр. Историки Церкви называют и другую цифру – 20 архиереев. Примерно столько же епископов должны были «добровольно» оставить свои кафедры, находясь под давлением правительства или прямо нецерковных сил. Но не в этом разнице суть. По словам Ф.А. Гайды, в Церкви совершалась своего рода «революция снизу», т.е. смена епископов собраниями духовенства на местах. Однако утвердить итоги такого собрания, поставить на кафедру нового епископа, «избранного» со всевозможными нарушениями церковного права, могло только правительство. Историк Церкви С.Л. Фирсов пишет: «Механизм отставки неугодного епископа весной 1917 г. был достаточно просто: отставка эта, как и прежде, зависела от светской власти». Порой она… провоцировало и сам «церковный мятеж».

         Напрашивается крайне болезненный для «фералистов» вопрос: а не затыкало ли рот Синоду само Временное правительство? Не стремилось ли оно раздавить монархический элемент в нашем епископате руками В.Н. Львова?

         Ведь противном случае придется признать, что русские архиереи того времени – трусы и приспособленцы.

         Как же из этой среды, из числа всё тех же «молчаливых» членов Синода вышли мученики и исповедники? Неужели за краткий период от февраля 1917-го до начала советского антицерковного террора все они разом духовно переродились и стали из Савлов Павлами?

А ведь тот же митрополит Киевский Владимир, изгнанный Львовым из Синода, в ноябре 1917-го напутствовал взошедшего на патриарший престол святого Тихона словами исключительной смелости, сказанными публично.

Вот эти слова: «Какие большие силы духовных разбойников: атеистов, материалистов, социалистов и т. п., стоятъ на пути Святой Церкви Христовой! Не они ли употребляют всю свою мощь для того, чтобы препятствовать развитию святого церковного дела?.. Но да не смущается сердце твое, Святейший Патриарх. Не ужасайся этих врагов Святой Божией Церкви. Ведь, ты не один и не беспомощен. С тобою Тот, Кто указал тебе быть Патриархом, с тобою Заступница наша Матерь Божия… С тобою паства твоя… Быть не может, чтобы из ста четырнадцати миллионного народа не нашлось семи тысяч праведников, не преклонивших колен своих пред современным Ваалом, то есть таких чистых и праведных душ, молитва которых много может, споспешествуемая молитвами небесных защитников Православной Руси».

В тот момент власть находилась уже не в руках Временного правительства, ее захватили большевики. От них Церковь могла ожидать еще менее снисхождения. Безжалостный дракон революции уже коснулся огненным дыханием своим Русской церкви, и гибельное пламя становилось всё жарче… Но старый митрополит не боится честно назвать их врагами Церкви и сравнить с Ваалом.

Второе обстоятельство, мешавшее русским архиереям высказаться в пользу монархии, -- иного рода.

         В первые месяцы после февраля 1917 года многие смелые речи останавливало упование на Временное правительство как на меньшее зло. Снизу-то бушует совсем уж антицерковная сила. А те, кто захватил власть после падения Романовых, все же допускают в будущем самостоятельный выбор народом государственного строя. Иными словами, хотя бы конституционная монархия еще возможна...

         Так не потерпеть ли некоторых неудобств, связанных с новой властью? Власть радикальных революционеров вообще ничего доброго не сулит.

         Подобного рода надежды на Временное правительство быстро рассеялись. Деспотизм в отношении Церкви соединялся у него со слабостью государственного правления. Но кто мог знать в самом начале деятельности Временного правительства, до какой степени бездарным и легкомысленным окажется его «государственная работа»?

***

         Наша Церковь не проявила в 1917 году ни трусости, ни бессилия, ни бездумной легкости в расставании с монархией. Она была с самого начала поставлена в крайне тяжелое положение. На вершине светской власти укрепился круг людей, которые проявили до крайности жесткое отношение к Церкви. Но если бы Церковь встала на несвойственный для нее путь политической борьбы с правительством, что ж, она помогла бы расчистить путь силам еще более враждебным и к Христу, и к православию, и к духовенству. Не более того.

         Суть исторической судьбы Русской церкви в ту пору таков: путь страданий и потерь во имя Христа начался не с октября 1917-го, а восемью месяцами раньше.


#

На Юге восстановлен ещё один символ Белого Движения

#

ФЕВРАЛЬ СЕМНАДЦАТОГО

Оригинал взят у zamglavred в ФЕВРАЛЬ СЕМНАДЦАТОГО
                                                                                Кругом измена, и трусость, и обман...
                                                                                                               Из дневника Государя



"Кругом измена, трусость и обман..."
Хоть закричись, что славная погода.
Но как к виску приставленный наган,
Застыл февраль семнадцатого года.

Златые перья Русского Орла
Зарёй взошли в заоблачные дали.
Так Византию разом потеряли.
Так Атлантида в бездну залегла.

Collapse )

#

«Церковь против большевизма»



В Москве издано исследование «Церковь против большевизма», посвященное истории экзархата Московской Патриархии в Прибалтике. Книга основана на исторических источниках, многие из которых впервые вводятся в научный оборот. Значительное место среди источников занимают материалы архивов Третьего рейха и ФСБ России. О Церкви в годы Великой Отечественной войны, истинном патриотизме и отношении к истории мы беседуем с одним из соавторов книги — кандидатом исторических наук священником Илией Соловьевым.

Collapse )
#

Генерал Фостиков