?

Log in

No account? Create an account

beloe_dvijenie


...сейчас!

Белое дело не терпит пафоса


Entries by category: дача

Прометей уральского садоводства.
Профессор Преображенский
lunin812
Оригинал взят у lunin812 в Прометей уральского садоводства.



Герой моего повествования, Кузьма Осипович Рудый родился  в 1874 г. - в  Западной Белоруссии в крестьянской семье, проживающей в деревне Вильмонт Виленской губернии Российской империи.  В том краю с незапамятных времен в каждом крестьянском дворе существовали плодовые сады, где выращивали яблони, груши, вишни, сливы. Белоруссия славилась садами, где росли такие яблони, как Антоновка, Ананасное Берженицкого, Апорт Александр, Чугунка, Папировка…
Немудрено, что Кузьма Осипович, выросший и воспитанный на многовековой народной традиции плодоводства, не представлял свою жизнь без сада.
После окончания учительной семинарии в г .Молодечно  в 1898 г. Кузьма Рудый был направлен на должность учителя в Выйском училище, расположенное в г. Нижнем Тагиле. Выйское двухклассное училище находилось на углу Липового тракта и ул.Оплетина (сейчас там находится ремесленное училище №59).
Кузьма Осипович сразу же обратил внимание, что  улицы уральских городов той поры не были озеленены. На улицах не было даже ни неприхотливых берез и тополей. Местные жители выращивали на своих огородах картофель, капусту, морковь, репу, свеклу, лук. Огурцы привозили в Нижний Тагил из более южных районов – из Багаряка, Шадринска, Долматовского монастыря, Троицка, так как они из-за ранних  заморозков  не могли плодоносить в открытом грунте.  Свои огурцы могли выращивать только богатые мещане, имеющие парники или теплички. Помидоры (томаты) местному населению и вовсе были  неизвестны, как и перцы, баклажаны, тыквы.
На немногих усадьбах росли принесенные из леса два-три куста красной или черной смородины, по кусту горькой алтайской жимолости, калины, сирени, рябины,черемухи. Подобные усадьбы считались очень хорошими садами, так как земли в основном на городских или деревенских усадьбах были заняты в лучшем случае заняты под огороды или в худшем – заросли бурьяном и крапивой.
За ягодами – земляникой, клубникой, малиной, брусникой, костяникой, шиповником, калиной, черемухой местные жители ходили в близлежащие леса. Диких яблонь и груш на Урале не было.
Немногочисленные энтузиасты пытались в своих усадьбах посадить привезенные из средней полосы России, Поволжья, Башкирии саженцы яблонь, груш, слив и вишень, но они после суровых зим полностью вымерзали.
В первое же лето после приезда на Урал Кузьма Осипович решил посадить сады. Снимая частные  квартиры, он попытался посадить саженцы плодовых культур из Саратова, Пензы, Казани, но и они также не выдержали местного климата.
Одновременно с ними Кузьма Осипович решил вырастить местные саженцы из семян. В 1899 году в усадьбе Кондаковой на улице Никольской он посеял первые семена яблок и груш, сеянцы которых в 1904 г. перенес на взятый в аренду участок площадью 1,5 гектара, расположенном на берегу реки Тагил. Тот участок находился на искусственном холме, насыпанному по приказу Акинфия Никитича Демидова при устройстве плотины Нижнетагильского завода еще в 1722 г. Местные жители на протяжение многих десятилетий использовали его как мусорную свалку, сбрасывая на нее все отходы жизнедеятельности, в том числе и навоз.
Вскоре по всему Нижнему Тагилу и его окрестностям разошлись слухи, что на Вые появился какой-то чудак, пытающийся вырастить яблони. Толпы зевак повалили на Выю, так как никто не верил, что на Урале можно получить свои яблоки, груши, сливы.
Многочисленные скептики-доброжелатели безуспешно пытались отговорить Кузьму Осиповича от его идеи.
Но в результате Кузьма Осипович обратил внимание, что все его посадки оказались раскопанными. Оказывается, местные жители ошибочно считали, что яблоки растут в земле как картошка и пытались их выкопать. Яблоки они видели только на базарах, ярмарках и торжках, привезенными из Башкирии, Прикамья, Поволжья. Кузьме Осиповичу потребовалось потратить немало времени и труда, чтобы объяснить местному населению как на самом деле растет и плодоносит яблоня. Помогали Кузьме Осиповичу и его ученики, с большим удовольствием работающие на его участке, тем более он вскоре стал директором Выйского училища.
К тому времени был выстроен большой дом на пять комнат с высокими потолками, где жила семья Рудых: Кузьма Осипович с Марией Ивановной и пятеро детей, две сестры и три брата.

Кузьма Осипович Рудый
Кузьма Осипович в своем саду.


Кузьма Осипович вступил в переписку с сызранским садоводом М.Ф.Копыловым, автором ранетки Райка Копылова, и с уже известным в царской России И.В.Мичуриным.
Вскоре появились первые плоды, выращенные из привезенных семян московской фирмы лесной яблони, и привитые сортами Копылова. В саду давали каждый год большие урожаи сортовые кусты крыжовника, черной и красной смородины, малины, садовой земляники. Это был первый успех Кузьмы Осиповича, так как до него на Среднем Урале никто не получал  подобных урожаев ягодных культур.  Кузьма Осипович по праву является первым садоводом на Урале, получивший урожай яблок.

Вот как  то время вспоминает основоположник плодоводства на Урале и ученик К.О.Рудого Дмитрий Иванович Казанцев в своей книге «Яблочный пир»:
«Дом Рудого стоял не на улице, а на задворках. Сюда десятилетиями свозился навоз, всякий мусор. В конце концов здесь вырос довольно большой холм, вдававшийся полуостровом в извилину небольшой реки. На вершине этого холма и поставил Рудый себе дом, а вокруг него заложил фруктовый сад. Когда мы подъехали к усадьбе, я невольно обратил внимание на торчавшие из-под снега жалкие тоненькие прутики сеянцев яблони, которые густо сидели на грядах. Они были так чахлы и убоги, что казалось, никак не смогут выдержать наших суровых морозов, и все обречены на гибель. Позади виднелись молодые, маленькие кустики смородины и крыжовника, наполовину занесенные снегом. За ними белело море снега.
На наш стук к нам вышел сам хозяин. Это был высокий, сухощавый человек с энергичными серыми глазами и окладистой бородой. Открыв ворота, он пригласил нас в свой недостроенный еще дом. Сразу же зашла речь о саде.
— Как это вы не боитесь, что все ваши сеянцы зимой замерзнут? Почему вы их не прикрыли? — спросил я. Рудый улыбнулся.— Если мерзнуть, — сказал он, — так пусть замерзнут сейчас, в эту же зиму. Погибнут те, которые ненадежны. Зато те, которые останутся живы сейчас, выдержат любой мороз и в дальнейшем. Я и посеял их не десятки, а тысячи. И если из этих тысяч выберется сотня-другая морозоустойчивых, а из них, в свою очередь, десяток с хорошими, вкусными плодами, — я и буду доволен.
— Почему же, — спросил я, — вы не выписываете из других мест уже привитые яблони? Ведь это было бы проще и надежнее? Рудый безнадежно махнул рукой. — Пробовал, выписывал. Не выдерживают, вымерзают. И досадно, что возишься, возишься с ними, кутаешь, обвязываешь, чтобы не замерзли, а они порастут год-два, много три и гибнут. Вот почему я и решил перейти на выращивание яблонь из семян. Знаю, что большинство сеянцев или погибнет, или будет с никуда негодными плодами. А сколько-нибудь все-таки выберется и годных сортов. Их-то вот я и буду размножать уже прививкой (на дичок прививают черенок другого сорта, обычно культурного, дающего плоды хорошего качества).
Прощаясь с хозяином, я попросил разрешения побывать у него весной и летом: как-то перенесут зимние морозы его яблони — малютки.
— Заходите, заходите. Здесь так мало людей, интересующихся плодоводством. Ведь если и садят что-нибудь у себя, так только какую-нибудь черемуху да горькую рябину — и все этим кончается.
В начале мая я вновь направился к Рудому посмотреть, что делается в его саду. Меня очень интересовала участь тех жалких прутиков — сеянцев яблони, которые я видел в ноябре.Когда я подошел к его усадьбе, глазам моим представилась такая картина. По всему угору, как муравьи, рассыпались ребята — ученики Рудого.Одни копали ямки для посадки кустов крыжовника, смородины, другие садили кусты, третьи поливали посаженное.Там вскапывали грядки для пикировки сеянцев и для новых посевов, тут рассаживали на грядки прошлогодние сеянцы.Рудый ходил среди них, указывая где, что и как садить, копать. — Ну, что, — спросил я, здороваясь с Рудым, — как сохранились ваши питомцы? — А вот, смотрите. И он подвел меня к грядке, на которой зимовали сеянцы.
Все они были уже выкопаны, и больше половины их лежало хворостом, в куче, а остальные были рассажены пореже на другой грядке и уже стали двигаться в рост.— Вот эти уже не погибнут от морозов. А погибнут — туда им и дорога, все равно из них ничего бы не вышло.
С той поры я часто стал бывать в саду Рудого. Он и вся его семья, как муравьи, копошились на усадьбе.Сад пополнялся все новыми и новыми сеянцами. Появились сеянцы груши, клена и других редких на Урале деревьев.Как-то в конце лета, в одно из моих посещений, Кузьма Осипович сказал мне:— Ну, а теперь пойдемте, я угощу вас своими яблочками.Мы пошли в сад. Яблони были немножко выше человеческого роста. На некоторых из них красовались чуть румянившиеся небольшие, в грецкий орех, яблочки.Рудый сорвал одно из них и сказал:
— Вот попробуйте. Яблочко оказалось съедобным, но немного кисловатым.
Впервые ел я тогда уральские яблочки.»
Со временем сад Кузьмы Осиповича превратился в наподобие рая на Земле – там появился пруд, где плавали карпы; в саду росли единственная по тем временам на Урале голубая ель. Возле водопада росли редкие декоративные кустарники и деревья, в ветвях которых пели и гнездились птицы. В теплицах рос и вызревал виноград.

В семье Рудых подрастали два сына – Сергей, Геннадий и Лев, дочери – Алевтина и Вера. Дети получили разностороннее образование. Лев учился в Уральской консерватории, обладая незаурядным талантом оперного певца.
099_003
Кузьма Осипович с семьей в тридцатые годы 20 века.
В 1911 году Кузьму Осиповича наградили золотой медалью «Пионер северного садоводства», а в 1915 году Министерство Земледелия выделило ему денежное пособие на селекционные опыты.
Много лет трудился К. О. Рудый над выведением собственных сортов, пригодных для выращивания на Урале. Им и впоследствии его сыном Львом были выведены многочисленные сорта плодовых и ягодных культур (более сорока), опробованы и акклиматизированы две сотни сортов различных растений.
Домик с окнами в сад
Кузьма Осипович с супругой и с дочерью Алевтиной. 1935 г.
Осенью 1917 года на объединённом собрании большевиков, меньшевиков и эсеров Нижнетагильского завода Кузьма Осипович Рудый был избран председателем земской управы, как образованный, энергичный, опытный деятель земства. Этим эпохальным заседанием в Нижнем Тагиле был воплощен в жизнь великий революционный лозунг «Вся власть - советам!»
Захваченный обаянием деклараций о всеобщем благоденствии, Кузьма Рудый вступил в партию большевиков, но через несколько месяцев понял, что «это партия беспорядков». Он был мудр и прозорлив, но эти слова впоследствии стоили жизни ему и его старшему сыну Сергею.
Дальнейшие трагические события привели к упразднению земства. На его развалинах возникли райисполкомы. Кузьму Осиповича приглашали и туда, но он считал, что там «порядка нет». Да и не желал он больше соприкасаться с политикой.
Более 25 лет отдав земской школе, в 1925 году он переходит на работу в Горзеленстрой. Трудно сейчас узнать, добровольной ли была эта смена статуса. Но деятельная натура Кузьмы Осиповича не позволила ему тихо уйти на покой. По его инициативе на месте бывшей торговой площади разбиваются скверы. И поныне это красивейшее место города, но мало кто сейчас  помнит их создателя. Из сада Кузьмы Осиповича в Горзеленхозе были заложены маточники декоративных деревьев и кустарников для озеленения уральских городов. Вскоре Горзеленхоз Нижнего Тагила стал направлять саженцы в Магнитогорск, Челябинск, Копейск, Касли. Саженцами, полученными и выращенными Кузьмой Осиповичем, стали  в тридцатые годы прошлого века активно озеленять улицы Нижнего Тагила, Верхней Салды, Алапаевска, Надеждинска (ныне г.Серова), Кушвы, Краснотурьинска, Карпинска.
В 1925-1927 гг.  Кузьма Рудый озеленил два новых сквера в Тагиле – Пионерский и Комсомольский. В 1935 г. он заложил из саженцев своего питомника сквер у памятника В. И. Ленину. Даже в годы войны – в 1942 г., из собственного сада Рудых отпущено 4000 деревьев и 1200 кустов для посадки на площадях и скверах. В 1944 г. при горзеленстрое заложен промышленный сад площадью 18 гектаров растениями из сада Рудых.
Лев Кузьмич Рудый.
Лев Кузьмич Рудый.
В тридцатые годы на весь Советский Союз прогремела невиданными доселе урожаями морозостойкая пшеница, выведенная самим Кузьмом Осиповичем.
В те же годы был выведен в соавторстве с Д.И.Казанцевым уральский сорт яблони «Кордик», ставшим родоначальником уральского плодоводства.
Кузьмой Осиповичем также были выведены такие сорта яблонь и груш, как Золотоплатиновый, Любимец Рудых, Память Копылову, Хризолитовое, Бриллиантовое, Доменное…

За успехи в выведении высокоурожайных и морозоустойчивых культур в 1937 году Кузьма Осипович был награжден грамотой и денежной премией от Наркома земледелия.
Но как постоянно бывало при Ленине и  Сталине, внезапно все оборвалось…
В ночь на 6 декабря 1937 года подъехал «черный ворон» и увез Кузьму Осиповича вместе со старшим сыном Сергеем. Были конфискованы два охотничьих ружья и порох. Естественно, в деле они указаны как орудия террора. 7 декабря, на следующий день (!!!), следствие по их делу было окончено, 9 декабря оба были приговорены к расстрелу, а 15 декабря приговор был приведён в исполнение. Обвиняемые ни в чем не сознались, в деле нет ни одного доказательства их вины. Родные, не зная, что отца и брата давно нет в живых, много лет напрасно писали в разные инстанции, пытаясь облегчит их участь.

Только при Н. С. Хрущеве отец и сын – Кузьма Осипович и Сергей Кузьмич Рудые были реабилитированы, но было уже поздно – безвинных людей, погибших в застенках сталинского НКВД уже не вернуть.
Благое дело отца и старшего брата, погибших от рук сталинских палачей, продолжил  Лев Кузьмич Рудый – в течение многих лет работал директором Нижнетагильского Горзеленхоза.
Лев Кузьмич с женой Валентиной Макаровной.
Лев Кузьмич Рудый с супругой Валентиной Макаровной.
Но он умер еще молодым в 1958 г., не пережив смерти своего старшего сына. В начале 60-х годов горисполком Нижнего Тагила решил затеять на месте сада Кузьмы Осиповича какую-то стройку и выселил семью Рудых из дома. То ли не выделили средства на финансирование стройки, то ли зарубили проект, но идея со стройкой заглохла. Часть дома власти разобрали, а другую – сожгли, голубую ель вырубили...
Рудые, а потом и краеведы Нижнего Тагила безуспешно обращались к администрации города с просьбами взять под охрану ценный сад.
Оставшись без ухода, сад одичал, но его яблони и груши продолжали одаривать своими плодами жителей близлежащих новостроек.
В 2012 г.  по личному распоряжению мэра г.Нижнего Тагила Валентины Павловны уникальный сад Кузьмы Осиповича Рудого был варварски уничтожен под застройку строящийся подстанции ЛЭП несмотря на протесты общественности и обращение депутата Свердловской областной думы Андрея Альшевских. Правители города оказались такими же черствыми и бесчеловечными, как и сталинские палачи и их предшественники – советские чиновники-бюрократы. И вновь организаторы и участники преступления оказались безнаказанными.

Кажется,  все – навсегда пропал труд Кузьмы Осиповича Рудого…

Но выйдите на улицы уральских городов, оглянитесь вокруг – везде растут деревья и кустарники, радующие вас пленяющим ароматом своих красивых цветков, а осенью одаривающие целебными плодами и ягодами. В уральских сортах растут и успешно плодоносят яблони, груши, сливы, вишни.
Как видим, суровый Урал превратился в цветущий сад прежде всему благодаря выдающемуся садоводу-мичуринцу Кузьме Осиповичу Рудому.

Давайте будем помнить о нем и бережно передавать память о великом человеке нашим детям, внукам, правнукам….

Оберегать каждый куст, каждое дерево, каждый сад от посягательств нелюдей!









Tags: