black_karlos (black_karlos) wrote in beloe_dvijenie,
black_karlos
black_karlos
beloe_dvijenie

Categories:

Последний морской министр России.

Статья Н. Кузнецова из  журнала "Свой" № 36 (02/2010)

 
Лейтенант М. И. Смирнов — флаг-офицер командующего флотом в Тихом океане. 1905.

Михаил Иванович Смирнов был видной фигурой среди участников Белого движения на Востоке России. Он являлся одним из сподвижников Верховного Правителя адмирала А. В. Колчака. Тем не менее его биография сравнительно мало известна — в отличие от многих других лиц, занимавших командные посты в вооруженных силах антибольшевистского лагеря.

Смирнов родился 18 июня 1880 года в Санкт-Петербурге в дворянской семье. Его родителями были Иван Аникитич Смирнов — директор Санкт-Петербургской Ларинской гимназии и дочь протоиерея Александра Васильевна Смирнова (в девичестве — Никитина). Помимо Михаила они произвели на свет еще троих детей — старшие дочери Зоя и Ираида и сын Борис.

В 1893 году Михаил Смирнов поступил в Морской корпус — одно из старейших военных учебных заведений России. Его основал еще в 1701 году Петр Великий. Там готовили офицерские кадры для строевого состава российского императорского флота. Обучаясь в Корпусе, Смирнов познакомился с будущим адмиралом А. В. Колчаком, который был назначен фельдфебелем в младшую роту. В 1899 году Михаил Иванович окончил Морской корпус, получив премию адмирала Нахимова (250 рублей — большие по тем временам деньги).

Мичмана Смирнова зачислили в 3-й флотский экипаж Балтийского флота, но вскоре он получил новое назначение — на эскадру Тихого океана.

Карьера Смирнова идет обычным для молодого флотского офицера путем. Он занимает должности вахтенного начальника на крейсере 1-го ранга «Россия», затем младшего флаг-офицера эскадренного броненосца «Петропавловск». С июля по октябрь 1902 года Смирнов — флаг-офицер Штаба начальника эскадры Тихого океана (вновь на «России»). Этот корабль принимал участие в подавлении так называемого «боксерского» восстания в Китае (1899—1901). Его основной задачей была перевозка войск из Порт-Артура. Как и другие участники событий, Смирнов получил светло-бронзовую медаль «За поход в Китай в 1900 и 1901 гг.».

В мае 1903 года М. И. Смирнов поступил в Минный офицерский класс — специальное учебное заведение, готовившее специалистов по минному и торпедному делу. Одновременно он нес службу в должности вахтенного начальника последовательно на крейсере 2-го ранга «Вестник», крейсере 1-го ранга «Светлана» и минном крейсере «Посадник».

Но закончить Минный офицерский класс он не успел. Началась Русско-японская война, и недавно получивший очередной чин лейтенант Смирнов отбыл на театр военных действий.

Его служба проходила во Владивостоке, в Штабе командующего флотом и на кораблях Владивостокского отряда крейсеров. С апреля 1904 по февраль 1905 года Смирнов занимал должность флаг-офицера Штаба командующего флотом в Тихом океане, затем он служил вахтенным начальником на крейсере 1-го ранга «Россия», а в ноябре-декабре 1905-го в должности флаг-офицера Штаба командующего флотом Смирнов находился в плавании на крейсере «Громобой».


Крейсер 1-го ранга «Россия»

Владивостокский отряд крейсеров был создан летом 1903 года. Во время войны его основной задачей было нарушение морских коммуникаций противника и отвлечения части сил японского флота от действий на главном направлении. Корабли отряда неоднократно выходили в боевые походы, основным результатом которых стало уничтожение и захват японских торговых и рыболовецких шхун, а также судов, доставляющих в Японию товары, которые могли быть признаны военной контрабандой. Результатом действий отряда стал отказ многих судовладельцев от рискованных перевозок на благо «Страны восходящего солнца».

За участие в Русско-японской войне Смирнова наградили орденом Святой Анны 3-й степени, мечами и бантом к этому ордену, а позже — светло-бронзовой медалью в память Русско-японской войны.

Осенью 1905 года Владивостокский отряд в составе крейсеров «Громобой», «Россия» и «Богатырь» отправился на Балтику. В Коломбо на острове Цейлон «Громобой» и «Россия» стали в текущий ремонт. Кронштадтская гавань встретила их лишь летом 1906 года. Крейсеры сразу же встали на капитальный ремонт.

После сокрушительного поражения в Русско-японской войне назрела острая необходимость провести реформы, связанные, среди прочего, с реорганизацией управления флотом и планирования боевых операций. В январе 1906 года А. В. Колчак вместе с группой молодых морских офицеров организовал Петербургский военно-морской кружок, став его председателем. По инициативе членов этого кружка был создан Морской генеральный штаб — орган оперативного руководства флотом.

Офицеры вновь созданного Морского генерального штаба еще в 1906 году предсказали основной ход будущей войны, которую потом назовут Великой или Первой мировой. Активную роль в создании Морского генерального штаба сыграл и Михаил Иванович Смирнов, склонность которого к аналитической и штабной работе проявилась еще в начале его служебного пути.

В июне 1906 года он был зачислен обер-офицером в Морской генеральный штаб. Одной из главных задач России на будущую войну офицеры Моргенштаба видели захват Босфора и Дарданелл. Через три года, весной 1909-го Смирнова назначили исполняющим должность штаб-офицера высшего оклада Морского Генерального штаба. Его активная штабная работа продолжалась до 1910 года. Затем он вернулся на действующий флот.

С мая 1910 по апрель 1911 года Михаил Иванович служил помощником, а затем исполняющим обязанности старшего офицера на балтийском линкоре «Слава». Следующий год его служба проходила на Черном море, где он был «старпомом» линейного корабля «Пантелеймон» (бывший «Князь Потемкин-Таврический»). Незадолго до начала Первой мировой войны Смирнов окончил по 1-му разряду военно-морской отдел Николаевской морской академии. В период обучения Михаил Иванович написал работу, посвященную анализу трагических событий недавней Русско-японской войны — «Цусима. (Сражение в Корейском проливе 14—15 / V 1905)».

В апреле–августе 1914 года Смирнов командовал эсминцем «Выносливый» на Балтийском море. Затем Смирнова вместе с еще одним известным в будущем адмиралом Белого флота — М. А. Кедровым (тогда — капитаном 1-го ранга) отправили в командировку на флот «владычицы морей» — Великобритании. Одной из задач русских офицеров была передача англичанам сигнальной книги, захваченной на германском крейсере «Магдебург», выскочившем в августе 1914 года на камни у острова Оденсхольм в Балтийском море и подорванном своим экипажем.

Путь Смирнова и Кедрова лежал через Архангельск и Александровск-на-Мурмане (ныне Полярный) в базу «Гранд Флита» — Скапа-Флоу, где они поднялись на борт крейсера «Тэтис», доставившего их в Лондон. Там Кедров передал Первому Лорду Адмиралтейства сэру Уинстону Черчиллю сигнальную книгу, а затем Кедров вместе со Смирновым отбыли на корабли действующего флота. Российскими моряками был внесен ряд предложений по усовершенствованию некоторых областей военно-морского дела на основе опыта Русского флота. Довелось Смирнову и Кедрову принимать участие в боевых действиях на Северном море. Эта командировка продолжалась с сентября 1914-го по январь 1915 года.

Вскоре после возвращения из командировки Смирнов вновь отправился на Британский флот. В феврале-марте 1915 года он был командирован на корабли союзных флотов, действующих против Дарданелльских укреплений. Там он выяснил вопрос о том, какую именно поддержку ожидают англичане от русского Черноморского флота, а также передал британскому командованию шифр для ведения радиопереговоров. Как отмечено в его послужном списке, 19 и 22 февраля Смирнов принимал участие в боевых действиях на британских кораблях.

После заграничной командировки Смирнов вернулся на Балтику. Больше года, с апреля 1915-го по июль 1916 года он командовал эсминцем «Казанец». По образному выражению упомянутого выше М. А. Кедрова, эсминцы играли роль «морской кавалерии». Им приходилось постоянно нести дозорную службу, участвовать в минных постановках, сталкиваться с неприятелем. Одним словом, их служба была крайне напряженной. Без сомнения, М. И. Смирнов проявил себя как храбрый офицер. Об этом свидетельствуют его награды, полученные в этот период — мечи к ордену Святой Анны 2-й степени и мечи к ордену Святого Станислава 2-й степени. Мечами награждали тогда за участие в боевых действиях.

Но уделом Смирнова в большей степени была все-таки штабная работа, нежели строевая служба. Его сослуживец по Балтийскому флоту и Белому движению на Востоке контр-адмирал Г. К. Старк впоследствии вспоминал: «Приезжал ко мне командир «Казанца» капитан 2-го ранга Михаил Иванович Смирнов, очень хороший офицер, недостаток его, что почти всю службу провел в штабах и очень мало в строю. Спрашивает меня: «Научите, что делать, Вы гораздо меньше меня работаете, а у Вас «Страшный» в порядке, я работаю все время, и у меня на миноносце беспорядок, я это вижу». Я ему говорю: «Меньше работайте, больше будет порядка. Надо давать больше самостоятельности офицерам и только иногда их контролировать, а если этого не делать, а вмешиваться в каждую мелочь, то у офицеров опускаются руки и они на все смотрят с плевательской точки зрения. Кроме того, на корабле плавают люди, а не машины, не надо это забывать. На якоре, а тем более в гавани командир должен отдыхать, чтобы сберечь свои силы и нервы для моря и боя. Офицеры на ходу, на наших миноносцах, стоят по три-четыре вахты, командир во время войны с мостика не сходит, так, по крайней мере, делаю я, но для этого надо иметь полный запас сил». […] Михаил Иванович Смирнов в 1916 году уехал с Колчаком в Черное море начальником оперативной части флота и, говорят, был очень хорошим начальником. Я с ним встретился во время Гражданской войны в Омске, где он был морским министром; он был отличный министр».

И действительно, в 1916 году Михаил Иванович вернулся на штабную работу. Тогда он тесно пересекается по службе с Александром Васильевичем Колчаком. 28 июня 1916 года А. В. Колчака произвели в вице-адмиралы и назначили командующим Черноморским флотом, заменив на этом посту адмирала А. А. Эбергарда. Ближайшим помощником Колчака стал Смирнов. Выбор именно его был не случаен. Во-первых, Колчака и Смирнова связывала совместная работа в Морском генеральном штабе, во-вторых, одной из главных задач Черноморского флота было проведение Босфорской операции, а Смирнов, принимавший участие в боевых действиях на английских кораблях, обладал уникальным опытом, дополненным выдающимися аналитическими способностями.

7 июля 1916 года Михаил Иванович был назначен флаг-капитаном Оперативной части Штаба командующего Флотом Черного моря. Вскоре он получает чин капитана 1-го ранга за отличие по службе, а 5 сентября было Всемилостивейше утверждено пожалование Георгиевским оружием — одной из высших офицерских наград Российской империи.

Уже через три дня после вступления в должность новый командующий флотом, подняв свой флаг на линкоре «Императрица Мария», вышел в море во главе отряда кораблей на перехват германо-турецкого крейсера «Бреслау». Пользуясь преимуществом в скорости, германо-турецкий крейсер сумел уйти в Босфор. Крейсерство «Бреслау» оказалось последним рейдом вражеских кораблей на Черном море.

В дальнейшем морская война свелась (как и на Балтике) преимущественно к минным постановкам. На лето 1917 года намечалась десантная операция с целью захватить Босфор и Дарданеллы. Если бы операция прошла успешно, Россия решила бы ключевую геополитическую «проблему проливов». Однако ее проведению помешал Февральский переворот…

В отличие от Балтийского Черноморский флот значительно дольше сохранял боеспособность, несмотря на активные действия большевистских и других агитаторов и многочисленные митинги. Происходило это во многом благодаря личному авторитету адмирала Колчака, его влиянию на матросские массы. Но дисциплина и боеспособность вооруженных сил неуклонно падала. 6 июня Севастопольский Совдеп вынес постановление об отрешении от должностей Колчака и Смирнова и разоружении офицеров. Александр Васильевич счел для себя невозможным дальнейшее командование флотом. Вместе с ним покинул Севастополь и Смирнов (ранее он был назначен исполняющим должность начштаба Черноморского флота).

Члены Временного правительства, выслушав доклад Колчака и Смирнова, отпустили их, не приняв никакого решения. Впрочем, для себя Колчак решил, что больше он командовать флотом не будет. Вскоре он получил приглашение от морской группы американской военной миссии в России побывать в Соединенных Штатах. Целью приглашения стал обмен опытом в области минного дела и возможное участие в операциях американского флота. М. И. Смирнов, назначенный в состав «Особой морской комиссии при флоте Соединенных Северо-Американских Штатов», приступил к ее формированию. Всего туда входило семь офицеров, в том числе лейтенант В. С. Макаров — сын знаменитого адмирала С. О. Макарова.

Во время пребывания в Америке русская морская комиссия была принята морским министром и другими официальными лицами, посетила главную морскую верфь, провела две недели в военно-морском колледже (Ньюпорте, штат Род-Айленд). А под занавес русские моряки совершили недельное плавание на боевых кораблях.

После получения из России известий об Октябрьском перевороте почти все члены комиссии решили немедленно ехать на родину. В первой половине ноября моряки прибыли в Иокогаму, где Колчак распустил комиссию (нужно отметить, что впоследствии большинство ее членов встало под знамена белых), сам же задержался в Японии для выяснения обстановки. М. И. Смирнов провел в Америке еще год, будучи начальником морского отдела Русского заготовительного комитета в США. Он вернулся на родину после того, как А. В. Колчак возглавил Белое движение на Востоке России.

18 ноября 1918 года Колчак стал Верховным Правителем России. За день до этого Смирнов прибыл в Омск. Через два дня его назначили управляющим Морским министерством одновременно с производством в контр-адмиралы. Изначально Морское министерство создавалось «ввиду расширения предстоящих Морскому Ведомству в ближайшее же время задач, вызываемое ожидающимся, благодаря заключенному союзниками перемирию, переходом в ведение законной власти кораблей Балтийского и Черноморского флотов, а также вследствие необходимости срочно приступить к работам по подготовке к мирному конгрессу и реорганизации имеющихся морских сил…».

Однако в реальности руководителю вновь образованного министерства пришлось решать совершенно иные задачи, вызванные продолжающейся Гражданской войной. Главной из них стало создание Речной боевой флотилии для борьбы с красными на Каме. Основой ее корабельного состава стали мобилизованные речные пароходы. Их предстояло вооружить и оснастить броневой защитой. Методы речной войны не изучались в Морском корпусе, а наиболее масштабным конфликтом с использованием речных сил в предшествующий период была война между Северными и Южными штатами Северной Америки 1861—1865 годов. Тем не менее, Смирнову удалось успешно справиться с неожиданными и непривычными задачами.


Буксирный пароход на Волге. Подобные суда были основой речных флотилий, действовавших на реках в период Гражданской войны. С открытки начала XX века.

Создание Речной боевой флотилии началось 1 марта 1919 года. Смирнов сразу же был назначен ее командующим (оставаясь при этом морским министром). Главной базой флотилии стала Пермь. Роль основной силы играли три дивизиона кораблей. В каждый из них должно было входить шесть вооруженных пароходов, три бронированных и три легких катера. К 1 июня 1919 года личный состав флотилии насчитывал 358 офицеров и чиновников и до 3000 матросов.

Первый бой флотилии с красными судами произошел 24 мая за Елабугой, у Святого Ключа. Он закончился полной победой белых кораблей, подбивших и заставивших выброситься на берег красные канонерские лодки «Терек» и «Рошаль». Однако начавшееся вскоре общее отступление Западной и Сибирской белых армий свело на нет все последствия победы белых моряков.

Уже 2 июня кораблям флотилии пришлось прорываться с боем мимо оставленного белыми войсками Сарапула. Во время прорыва от прямых попаданий артиллерийских снарядов береговых батарей погиб вооруженный пароход «Статный». Именно за эту операцию Смирнов был награжден высшей военной наградой — орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени. В приказе Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего адмирала А. В. Колчака от 27 августа 1919 года говорилось: «командуя Речной Боевой Флотилией, состоящей из 5-ти боевых кораблей и прикрывая переправу наших войск через р. р. Белую и Каму у Пьяного Бора, Николо-Березовки с 28-го мая по 2-е июня 1919 г. и обеспечивая эвакуацию города Сарапуля и ведя бой с неприятельской артиллерией и пехотой, расположенных на берегу и имевших целью отрезать флотилию от наших сил, он, Контр-Адмирал Михаил Смирнов, умелым и энергичным действием прорвал блокаду неприятеля, чем и обеспечил, как самую переправу, так и свободу дальнейших действий наших сухопутных войск».

Флотилия прекратила существование в конце июня 1919 года. После общего отступления армии ее корабли были большей частью сожжены в устье реки Чусовой (близ Перми), а личный состав и часть имущества эвакуировали в Тюмень. Впоследствии они послужили основой для других морских частей и подразделений.

О личной храбрости Смирнова свидетельствует тот факт, что он изначально поддержал предложение ряда молодых офицеров прорываться отрядом кораблей и судов, сосредоточенных в устье реки Чусовой на соединение с войсками генерала Деникина. Этот прорыв пришлось бы вести через территории, полностью контролируемые противником. Сам Михаил Иванович вспоминал об этом следующее: «Я считал, что такой план, хотя и очень рискованный, был осуществим: вниз по течению суда могли идти 28 верст в час. Прорыв при безостановочном движении мог занять 3—3 с половиною суток. Конечно, надо было рассчитывать на потерю 50 % кораблей, но результат прорыва вызвал бы панику и дезорганизовал бы тыл у противника». Причиной отказа от этой идеи стало отсутствие достоверной информации о том, какие именно из волжских городов заняты белыми войсками.

Деятельность Морского министерства продолжалась вплоть до зимы 1920 года, когда все его части и учреждения были расформированы приказом Главнокомандующего всеми вооруженными силами Дальнего Востока и Иркутского военного округа генерал-лейтенанта атамана Г. М. Семенова.

Михаил Иванович Смирнов был лично предан адмиралу Колчаку и Белому делу. Он остро переживал неудачи и трудности, с которыми сталкивался Верховный Правитель. Смирнов входил в состав Верховного совещания — органа, сформированного Колчаком 21 ноября 1919 года для координации действий между фронтом и тылом. Михаил Иванович выступал противником сдачи Омска без боя, справедливо считая, что в случае его потери престиж белых в Сибири резко пошатнется. При эвакуации Омска морской министр просил лично Колчака не отправлять его в Иркутск, а оставить при себе, но тот отклонил эту просьбу, сказав, что присутствие Смирнова в Иркутске необходимо для контроля над деятельностью правительства и подготовки речных сил для весенней кампании на Енисее. Видя неспособность чиновников Министерства путей сообщения, Смирнов сам с помощью морских офицеров составлял эшелон для эвакуации Совета министров в Иркутск.

18 ноября 1919 года Смирнов прибыл с эшелоном Совета министров в Иркутск. 24 ноября эсеры его задержали в Глазкове — пригороде Иркутска, но вскоре отпустили. Когда власть Колчака и его правительства окончательно рухнула, Смирнов вместе с 17 флотскими офицерами и 13 солдатами команды Морского министерства вечером 4 января 1920 года покинул Иркутск. Им удалось достичь Байкала, а затем перебраться на железнодорожную станцию Михалево, занятую войсками атамана Семенова. После этого его путь лежал в Читу и затем в Харбин. Оттуда он перебрался в США, затем жил в Германии, Франции и, наконец, обосновался в Великобритании.

Смирнов участвовал в создании одной из первых морских эмигрантских организаций — «Союза взаимопомощи служивших в Российском флоте», организованном в Берлине (1922). Он опубликовал значительное количество исторических и теоретических статей в эмигрантской военной периодике. В 1930 году в Париже Военно-Морским Союзом, созданным и возглавляемым вице-адмиралом М. А. Кедровым, была издана его книга «Адмирал Александр Васильевич Колчак (краткий биографический очерк)», ставшая первым жизнеописанием выдающегося адмирала и государственного деятеля. Научное наследие М. И. Смирнова, не потерявшее своего значения до наших дней, еще ждет возвращения к российскому читателю.


Обложка книги М. И. Смирнова, посвященной А. В. Колчаку. 1930

Скончался Михаил Иванович Смирнов 26 августа 1940 года в городе Йоркшир, близ Лондона (по данным историка из Владивостока А. М. Буякова). Его жизненный путь являет пример судьбы офицера Российского флота, казалось бы, созданного для спокойной штабной работы, планирования боевых операций флотов. Жизнь распорядилась так, что апогеем служебной и боевой карьеры Смирнова стала Гражданская война, перевернувшая не только историю России, но и, в том числе, основы военно-морского искусства. И нет вины контр-адмирала Смирнова и его боевых товарищей, делавших в трудных условиях все возможное и невозможное для победы, что победить им не удалось.…

НИКИТА КУЗНЕЦОВ
Tags: Сибирь, биографии, эмиграция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments